foxteller


Гляжу без конца,
Но это не может быть правдой,
Не верю глазам.
Для ночи, для нашего мира
Слишком ярко горит луна.
Пусть это правда!
Но ведь гляжу я один.
Кто мне поверит,
Когда про луну этой ночи
Поведаю людям – после…

Издревле любование луной было одним из главнейших событий осеннего сезона. Заканчивалась уборка урожая - и люди возносили богам благодарность за хороший урожай, молились о том, чтобы в доме был достаток и устраивали трапезу при лунном свете.

В старину день праздника “дзюгоя о цуки-сама” - “любование луной в пятнадцатую ночь” - высчитывали по лунному календарю, и приходился он на пятнадцатое число восьмого месяца. Нынче праздники, связанные с этим обычаем проходят во второй половине сентября по всей стране. В древности в “пятнадцатую ночь восьмой луны” происходили праздничные церемонии с участием знатных вельмож и даже представителей императорского дома. Собирались известнейшие поэты, музыканты, исполнители танцев. Процессия обыкновенно собиралась у источника или храма и двигалась в горы, где луна в прозрачном воздухе выглядела еще более яркой и таинственной.

Как прозрачно чиста
Этой ночью луна,
Когда сотни вельмож,
Покидая дворец,
Веселятся...

Этот праздник относился к разряду “дорогих”, ибо ему сопутствовали пирушки, карнавалы, театральные представления, и самураи ухитрялись так веселиться во время этого праздника, что делали большие долги:

Сполна вы заплатите,
Все, что успел я задолжать
За праздник любования луною -
Сто пятьдесят серебряных монет...
Но большая часть семей горожан скромнее отмечала этот день. С наступлением сумерек на веранде домов собирались гости. Низкий столик ставили на то место, куда должны были упасть лучи “мэйгацу” - “осенней яркой луны”. На подносах лежали каштаны, фрукты, пятнадцать лепешек-данго - их число символизировало возраст луны, пятнадцать ночей. Основным блюдом был жареный сладкий картофель, который поспевал в это время года (мэйгацу называли еще “луной первого месяца картофельного года”).

С чем сравнить этот час,
когда, обещанье исполнив,
все друзья собрались
у меня в саду на веранде
любоваться вместе луною!

Горели две свечки, в вазы ставили пучки степного ковыля. Гости, сидя за столом, закусывали, вели неторопливую беседу, музицировали, сочиняли стихи, посвященные полнолунию. Детвора в этот вечер пыталась разглядеть в пятнах на луне фигуру зайчика, стоящего на задних лапках с поднятым над головой большим пестом.



Всё без остатка
Меняется и уходит
В нашем бренном мире.
Лишь один, в сиянье лучей,
Лунный лик по-прежнему ясен…


Для ночи полнолуния готовили церемониальную еду – данго с приправой из цветущих осенью растений. Популярной едой был также жаренный сладкий картофель, который поспевал в это время. Поэтому мэйгэцу называли также «луной первого месяца картофельного года». Обычно с наступлением сумерек на веранде дома собирались гости. Хозяйка подвигала низенький японский столик на то место, куда должны были упасть лучи мэйгэцу. На подносах лежали 15 штук данго, символизирующих возраст луны – пятнадцать ночей, каштаны (символ долголетия), священное сакэ омики, а также сезонные фрукты и овощи.Возле стола горели две свечи. В вазу ставили пучки степного ковыля (сусуки), напоминающего стебли риса, - считалось, что это принесет хороший урожай. Гости, сидя за столом, закусывали, отдыхали и вели неторопливую беседу. Иногда во время цукими сочиняли стихи, посвященные полнолунию. Детвора в этот вечер пыталась разглядеть в пятнах на луне фигуру зайчика, стоящего на задних лапках с поднятым над головой пестом.

(с) www.vsakura.ru/holiday/tsukimi.aspx
history.megatis.ru/2_15424.html